Когда кричат молча…

Внутри ядра травмы человек одинок. 

Всегда пронзительно до отчаяния одинок. 

Непереносимо страдает и нуждается в помощи и не может донести до других что с ним. 
Он не может говорить. 
Он может кричать, но вокруг все исчезают или стремительно “глохнут”.

Дело не в нем. Дело не в них. Так работают пиковые переживания в минусе. 

Можно считать это чем-то вроде “черной магии высшего порядка”. 

Человеку больно, ему нужна любовь, близость, контакт и возможность быть с другим, чтобы дышать. 

Другие хотят помочь, но чтобы они не делали, все идет “в минус”. 

Они молчат – человек в травме убивается об отвержение. 
Они говорят – человек в травме убивается об неудачные слова. 
А они всегда неудачны в таком процессе. 
Потому что слова. Просто слова обычного живого человека. 

Ядро травмы – это как черная дыра, которая про космос. Там меняются привычные законы, искажается восприятие. 

Есть две константы: 
– невыносимая боль
– одиночество и отчаяние

В другой жизни человек даже в тяжелом горе краем сознания удерживает мысль – “так будет не всегда”. 

В реальности время течет. Медленно, очень медленно, но что-то меняется. 

И у человека есть надежда, даже когда кажется, что ее нет. 

Потому что внутри он чувствует тот самый медленный поток времени, а значит возможность изменений. 

В ядре травмы время закольцовано и остановлено в точке “боль”.

Хочется внешней помощи, быть замеченным и протянутой руки или хотя бы взгляда. 
И кажется, и верится, что выход – именно в этом, просто их нет. 

К сожалению, выход из пиковой боли возможен не в пиковый плюс, а в возвращение в упрощенный мир: 

– дышать, 
– плакать и кричать, 
– ощущать физические опоры – ногами на пол, спиной – о стену, спинку кресла и т.д., 
– говорить, если говорится и так как можется,

– весь тот ядерный взрыв негативных эмоций, отсутствие контакта и близости с другими (есть они физически рядом или нет, не суть), невозможность справиться, осмыслить “вот это вот все” и желание прекратить мучения – это и есть проявления травмы. 
А они не проходят мгновенно. 

Время, терпение и кропотливая работа по восстановлению и перепроживанию разрушенного внутреннего мира. 

Собирать себя по кусочкам – долго. 

И однажды уже в пиковом состоянии вдруг появляется вполне устойчивая мысль – “это я сейчас в травме. Мне невыносимо. Мне кажется, что так будет всегда, но через несколько часов станет легче. Я смогу говорить. Меня услышат.”

И переживание все еще остается отчаянно болезненным, но оно уже чуть менее, чем пиковое. 

Становятся видны “силуэты” людей рядом. 

И в какой-то момент восстанавливается способность любить и быть любимым. Чувствовать близость. 

Сопричастность. 

И можно начинать думать – про прошлое, про что это было, про какие моменты про себя и про мир пока не удается помыслить. 

И еще через время и работу, работу и время, как восстановление цветных витражей после взрывов войны, удается на месте “тут мины, взрывы и блуждающий портал в Ад” создать место памяти. 

Место, где можно помнить о прошлом. Место, где больше нет входа в травматичный опыт, но есть уважение и печаль.

***

Записаться на консультацию к психологу, автору текста можно по телефону 

8 913 063 92 73 (Новосибирск, ул.Фрунзе, 5-515) либо написать на wmt1227@yandex.ru для консультации по скайпу или в текстовом формате

***

По времени и стоимости консультаций можно уточнить ВОТ ТУТ