Мир, которого нет

Давайте начнем путь навстречу к себе. Я задам вопросы и приведу примеры рассказов-ответов.

Хорошо бы записать свою собственную историю.

Сделать явным и видимым части своего прошлого – для самого себя.


Когда-то давным-давно в мире жили ваши папа и мама, тогда, когда вас еще не было.

А до них жили их папа и мама и другие папа и мама и еще и еще.

В мире кроме пап и мам жил таинственный зверь – Алкоголь.

Насколько помните в глубину веков, расскажите, пожалуйста, какие отношения в ваших родах были со зверем-алкоголем?

Очень важный вопрос: с чем еще он был связан, сцеплен?

Подсказка: может быть с деньгами, со властью, с любовью, с обезболиванием, с куражем и удалью, с дружбой… с чем?

А теперь расскажите, пожалуйста, о своей семье. Начиная настолько далеко, насколько сможете. И так подробно, как захочется.

История о себе, о мире, который уже давно в прошлом может поднять живые и горячие чувства.

И тогда нужно дать себе разрешение: горько плакать, жалея и отпуская умершее, радостно смеяться, открывая кладовые солнечного света, злиться и возмущаться, удивляться и офигевать..

Это и называется – проживать.

Рассказывать, называть, признавать, осознавать, чувствовать и находить место в истории своей жизни.

Итак, ваша личная сказка началась давным-давно, когда во времена столыпинских реформ большая семья крестьян собралась четырьмя семьями, четыре брата и их жены и дети, их отец и мать, взяли пожитки и пошли пешком на неведомые алтайские земли…

А может быть ваша личная история началась, когда проигравшийся в карты беглый французский офицер остался на пару недель с хорошенькой служанкой у своего кредитора…

Или вы знаете, что ваши предки были сосланы в Сибирь за то, что оказались соседями ребят, устроивших восстание…

Мы смотрим в свое прошлое и видим бесконечную силу, мы воссоединяем себя и свои корни, мы осознаем деструктивные «проклятья» и вбираем в себе любовь, таланты и веру в будущее.

Расскажите, пожалуйста, о себе – с самого начала, настолько далеко, насколько достанет ваша память.

***

Когда вы листали свой альбом воспоминаний, соединяли истории своих предков в личную предисторию, то могли заметить, как менялись «декорации».

Когда-то ваша мама писала вашей бабушке письмо и оно шло «всего две недели», сейчас вы отправляете емэйл и негодуете, если к вечеру «все еще нет ответа».

Контекст – то, что происходит вокруг – имеет значение. На поведение человека влияет его личная конфигурация (цели, ценности, жизненная энергия, опыт) и контекст (поведение других людей, физическое состояние, окружающая среда).

И тут мы потихоньку начинаем подбираться к истории про мир, которого нет.

У ребенка пьющего родителя есть несколько миров:

«правильный», в котором родители трезвые и говорят правильные вещи, требуют от него достойного поведения и хорошей учебы,

Правильный мир соответствует внешнему миру в благополучных локациях.

Чем вы были окружены в правильном мире? Как выглядели ваши тетрадки? Какая одежда была?

Что говорила мама? Что она делала?

Что говорил папа? Что он делал?

Когда вы вставали утром? Что делали потом?

В каком настроении вы жили в правильном мире? О чем думали? О чем мечтали?

Какие запахи вас окружали в правильном мире?

С чем он для вас ассоциировался?

Как вы относитесь к правильному миру? Что к нему чувствуете?

Очень часто правильный мир воспринимается как фальшивый, бутафорский и человек может его ненавидеть и желать взорвать и одновременно стремиться к нему, ведь это островок стабильности и безопасности, хотя и серый и унылый, из-за огромного напряжения в попытках его удержать.

Как часто вы жили в правильном мире? (из 7 дней в неделю или из 30 дней в месяц, какая часть была вот такой)?

Как это сейчас реализовано в вашей жизни? Есть где-то и что-то, где проявляется правильный мир? Где? Как?

А если что-то нужное, правильно и полезное, что вы блокируете из-за своего прошлого опыта, т.е. отторгаете сейчас что-то правильное для вас, по причине того, что в прошлом хотели сбросить это «правильное благополучие», в котором вас реального и с болью и стыдом игнорировали?

Когда вы записали свои ответы, что поняли прагматического, чувственного и полезного для себя сейчас?


«пьяный мир», в котором обидно и больно и стыдно и страшно, и которого как будто бы нет.

Пьяный мир соответствует внешнему миру, если вся семья находится в среде «а у нас тут все пьют-бьют и матом не ругаются, а разговаривают».

Парадоксально, но ребенку в полностью плохой среде легче в части сохранения стабильности: он «пишет» себе ложную картину миру (тут черное – это норма, а белого не существует), но это стабильная картина мира.

В истории с благополучным окружением ребенок как бэ зависает в межмирье: ему нужно вовне делать вид, что у него обычная семья и скрывать происходящий треш.

Он живет в мире «недозагрузки», как если бы вы оказались не с лицевой стороны листа, но и не с изнанки – а между.

Переменные неопределены. Реальности постоянно меняются. Солярис отдыхает, нестабильность внутренней реальности ребенка алко-родителей зыбка и изменчива, и это повергает его в тревогу от беззащитности и диффузную идентичность (каждый раз он начинает определять себя заново под сменившиеся декорации).

Если бы вы рисовали картинку-заставку к пьяному миру своего детства, что бы вы на ней изобразили?

Чем для вас пах (пахнет) пьяный мир?

Какие звуки открывают в него дверь?

Что вы делали тогда?

Как вы себя там чувствовали?

О чем мечтали изо всех сил, чего хотели больше всего?

Что делали ваши родители?

Что они говорили?

Как начинался «пьяный мир»? что происходило потом? Как это все разрешалось? Какой мир и как надолго наступал после?


– мир кайфа и слияния

Почему дети очень часто любят искренне и беззаветно своего пьющего родителя, и считают «злым» – контролирующего, трезвого, и тянущего весь семейный воз на себе?

Из-за искреннего веселья и радости, ведь все можно!

Из-за эмоционального слияния, в котором очень большой кайф.

К сожалению, там происходит путаница: кто взрослый, а кто ребенок; разделение и выход из слияния идут резко и неожиданно, часто через ярость и гнев; со временем происходит путаница сексуального желания и возбуждения (которое подавляется и вытесняется) и эмоционального тепла и близости.

В итоге мы имеем привычку к слиянию, к жизни, растворенной в другом человеке и именно этого чаще всего затем и ищет ребенок алкоголиков в своих взрослых отношениях: слияния и кайфа, фейерверка боли и радости.

Сможете пережить в воспоминаниях три самых кайфных момента из детских отношений с пьющим родителем?

Что это было?

Как вам в этом было?

Ждете ли вы чего-то похожего в своей взрослой жизни?

Как завершались кусочки мира слияния, что происходило после них?


-мир тяжелой вины, скандалов и стресса, искажение созависимости

Очень тяжело, горько и больно соприкасаться с ужасной частью детского опыта – когда на ребенка нагрузили бетонные плиты чужой и непосильной для него вины,

Когда было страшно до отключения сознания от криков и драк,

И когда изначально личностные границы были установлены криво – ребенку пришлось поверить, что он отвечает за счастье и трезвость мамы и папы.

И что если кто-то из них пьет, а кто-то рыдает, то это он (ребенок) – плохой и должен сделать нечто такое, чтобы стать хорошим, и тогда у родителей станет все хорошо.

Нарушенная связь поколений при созависимости выглядит так, как если бы не мать питала ребенка в ее животе, а как если бы ОТ ребенка (от зародыша) забирались полезные вещества и он должен был бы служить источником энергии для матери.

Именно такой процесс разворачивается в эмоционально – смысловом (энергетическом) поле пьющей семьи.

А ребенок растет и верит, что именно так все и должно быть. Так устроен мир.

У ребенка просто нет другого опыта.

Заземляемся, дышим (плачем) и записываем просто как еще одну горькую историю ребенка, чьи родители пили.

Как это было? Что от вас требовали?

Во что вы верили?

Что считаете ДОЛЖНЫ были делать?

Как происходила эта часть вашей детской реальности?

Например, отец бил посуду и кричал «ты должен заботиться о матери, хватал ремень, бил пряжкой и мог порвать дневник».

Или «мать обвиняла девочку, что если бы та не родилась, то она (мать) не растолстела бы, и отец не потерял бы работу, не начал пить и изменять. Два раза каждую неделю, пять лет подряд».

Мир детского ада субъективно кажется неизмеримым и невыносимым, но у него есть дно.

Детская психика реагировала тяжелой виной и болью, так как ее грузили тем, что больше, чем она.

Сейчас же, из стабильности взрослой устойчивости и безопасности, можно увидеть: что именно было?

О чем все эти годы плачет ребенок внутри?

Эта та часть истории, которую хочется закопать поглубже, утрамбовать покрепче и залить сверху тремя камазами бетона… но тяжесть, вина, страх, обида и боль поднимаются из любых глубин, возвращаются снова и снова, чтобы стать видимыми, признанными и только тогда, только после этого, можно спокойно похоронить прошлое в прошлом.

Сначала – встречаемся с собой и признаем насколько больно, плохо и страшно было тогда.

Это было.

Это было всерьез.

И это часть жизни конкретно этого человека.

Это очень горькая и страшная часть жизни.

Она не отменяется любви, радости, смеха и света в нем и в его истории.

Но она тоже была, и это опыт – горький и вынужденный подвиг его маленькой детской души, опыт, который он не выбирал, но с которым ему пришлось справиться.

Выжить и пережить.

А теперь время увидеть, признать, оценить глубину подвига (боли и страданий) и только когда любви и уважения во взгляде на себя будет достаточно, тогда этот опыт можно будет отпустить (он уйдет сам собой, займет место в памяти о прошлом).


– мир скрытого стыда

Реальный стыд лечится деятельным раскаянием, токсичный стыд – искренним проявлением себя и уважением к себе.

Стыд детей пьющих родителей скрытый и токсичный в максимально возможной степени.

Он разрушительный как убойной силы радиация.

Человек в стыде задыхается и беззвучно сгорает на месте.

Сметает пепел, восстанавливается, замирает и сгорает от одной мысли, что кто-то узнает, что его отец-алкоголик… а уже если мать… никогда и ни за что!

Детям обычных родителей крайне сложно распознать природу стыда детей алко-родителей.

Весь не прожитый самим пьющими родителями стыд, все его килотонны, вытесненные и витающие в воздухе, полностью достается детям.

Мы так устроены, что не можем прожить чужое.

Травма свидетеля ужасна своим бессилием и беспомощностью, чувства есть, а привязка к действиям невозможна!

Токсичный стыд – это попытка привязать адекватный стыд родителей к своей мнимой дефективности, и таким образом его прожить.

Задача стыда – остановить постыдное действие.

Ребенок пьющих родителей останавливает сам себя: от искренности, от чувств, от здоровой проявленности, от радости, от легкости, от любви, от уважения – от жизни.

Что самое стыдно было в ваших детских переживания?

Пригласить домой ребят и обнаружить храпящего поперек коридора отца с задранной рубахой и в блевотине?

На что не хочется смотреть, потому что вам – стыдно?

За что еще вам стыдно?

Что из этого реально ваши действия и ваша ответственность?


– мир страха (ожидание жестокого обращения)

Будут бить или не будут бить? Будет жестокое молчание и презрение плюс «мама из-за тебя болеет, страдает, умирает» или его можно как-то предотвратить?

Человек либо считает подобный опыт художественным вымыслом, то есть он вырос в настолько здоровом мире, что даже всерьез допустить мысль, что кто-то способен настолько жестоко обращаться с детьми он не может.

Либо человек вырос в мире, где это было данностью, и его оценка реальности идет по градации «насколько сильно» бьют, унижают и проявляют садизм?

Может даже проявиться болезненная соревновательность: а вот у меня-то …

Отсюда идет «нас пороли, и ничего, мы стали достойными людьми».

Стали.

Только не благодаря, а вопреки.

Свой личный детский кошмар полезно знать «в морду лица».

Поэтому берем и записываем факты: что конкретно происходило? Как часто? Какие потребности это разрушало? Что было наиболее трудно перенести и к каким ОШИБОЧНЫМ мыслям о себе и мире в целом это привело?

И дальше смотрим, как это связано с вашей жизнью сейчас?

Можно сделать удивительное открытие, что даже в очень хорошей, очень благополучной жизни, наслаждаться ею мешает именно постоянно действующая схема (фильтр и мыслей и чувств) ожидания жестокого обращения.

«А меня не били»! – это прекрасно.

Как именно (как конкретно) наказывали?

За что именно? Как часто?

И вот тут может развернуться сюжет из триллера.

Наказывали почти каждый день за любую не-идеально сделанную вещь с нагрузкой как у взрослого спортсмена-гения-стахановца и в качестве наказания лишали общения с друзьями, семьей и родителями.

Это как пример (не самый редкий, к сожалению).

А бить и правда не били…

Еще про «били» часто человек подразумевает то поездки в травму, сломанных ребер и визита участкового.

То, что били регулярно он обозначает «ну… батя давал ремня, ну… мать шлепала мокрым полотенцем… ну разок особенно сильно выдрали скакалкой».

Если есть сомнения – хлопните себя мокрым полотенцем и представьте, что это делает некто в три раза вас выше и больше (шесть метров ростов и 300 кг весом гигант, злой и шлепает вас чем-то, и вы не можете убежать, закрыться или дать сдачу), это происходит регулярно. Вы идете домой и знаете, что кажется сейчас будет «это».

Эта часть мира – «жизнь на краю действующего вулкана» делает крайне затруднительной возможность выращивать и самого себя и прекрасные сады и что угодно еще (и фактически и метафорически).


– мир фантазийный

Мир фантазий настолько прекрасен, что его не хочется разрушать, а хочется найти способ сделать его реальным, а остальное просто стереть. Удалить.

Мир фантазий – это повторяющийся сюжет в разных локациях, где человек становится собой своей мечты и дальше пронзительно и шикарно снова и снова удовлетворяет свои искренние потребности.

Вася больше не толстопузик, которого били в детстве, он герой с крышесносным телом, что калечит врагов, спасает друга и проводит ночи с красотками.

Марина больше не забитая девочка в очках лет тридцати восьми с некрасивым носом, она королева воинов (или банкиров).

Любовь, власть, секс, деньги, слава – и все это БЕЗОПАСНЫМ образом и в неограниченном режиме.

Из мира грез и фантазий даже в обычную жизнь далеко не каждый выныривает охотно, а что говорить о той, где родители пьют…

Задача тут – записать свои фантазии (несколько) как они есть.

Вы увидите общую схему, сюжет.

Фантазии дадут вас ключ к реальным потребностям, к той силе внутри себя, что пока что скрыта в тени.


– реально хороший мир (адекватный, здоровый, устойчивый)

Были вечера, когда вы всей семьей смотрели телек и было хорошо: спокойно, уютно, тихо.

Были дни, когда вы ходили в парк и кормили уток.

А может быть, в реально хорошем мире вы готовили вместе с мамой ужин, ожидая отца с работы. Или наоборот, готовили с отцом обед, ожидая маму со смены.

Реально хороший мир – это то, что действительно было. Как вы вместе выбирали портфель к школе, как сами делали ремонт или лечили котика.

Может быть сначала трудно вспомнить именно эту прозрачную, реалистичную обыденность, она может оказаться в папке с пометкой «не имеет значение».

Реально хороший мир, с его походами в магазин за едой, обсуждением фильмов и спасением флокс на тетиной дачи из под внезапного града – это и есть жизнь.

Здоровая, простая, реальная. Настоящая.

И она точно была у вас в детстве и ее точно достаточно есть сейчас, просто нужно настроить фокус своего внимания на нее.

Какая она была?

Что вспоминаете?

Расскажите, пожалуйста, три-четыре примера подробных, как это было?

В начале весны мы ехали всей семьей на дачу. В домике было очень холодно, в зимовавших там вещах могли прятаться мокрицы и нужно было сначала их как следует вытрясти и согреть на солнышке … а потом мы с соседями начинали готовить шашлыки, вкусно пахло дымом, дядя Петя загорал, а все кричали ему что он замерзнет. Он мерз, но продолжал загорать. А … вспоминайте реальное-хорошее и рассказывайте (записывайте).

И вот задача сейчас, когда человек вырос – разобраться в этом многомирье, буквально выписать (а можно и нарисовать или найти картинки) – где и что.

Тогда появляется первая ясность и устойчивость.

Возникает стабильность и определенность.

Количество тревоги значительно снижается. Можно прогнозировать будущее – ведь миры (их содержание и процессы) и их законы стали отчетливо видны и определены, они больше не запутываются между собой в тревожный безумный хаос.


Что нужно сделать?

Прояснить для себя устойчивую картинку своего прошлого: какие миры (реальности) были у вас-ребенка? Какими людьми были ваши родители и их предки? Какие отношения с алкоголем складывались в родовой системе (что фактически делали? Что говорили? Что показывали? Что чувствовали?)

У вас появляется устойчивость и карта вашего прошлого, на нем ясно выделены отдельные «островки» и отдельно кусочки «мутного болота», и «тяжелые камни вины» и «туман сладких фантазий» и т.д.

Мир больше НЕ хаотичен, он стабилен.

И теперь можно аналогичную работу проделать для себя из сегодняшнего дня.

Какие миры у вас есть сейчас?

Сколько процентов занимает каждый из них?

Где вы бываете чаще всего?

Каким образом переключаетесь?

Что чувствуете к каждому из этих миров? (как к ним относитесь?)

Задача создать устойчивую реалистичную картину мира сейчас и в прошлом.

Увидеть контекст (обстоятельства) в которых вы были в детстве и в которых живете сейчас.

Мир, которого нет – это бесконечное напряжение и тревога, в котором ребенок пьющих родителей пытается нечто сделать с собой, чтобы управлять реальностью.

Пустое усилие направленное вглубь себя способно расшатать и взрослого устойчивого человека, детской же душе оно и вовсе дорого стоит.

Остановить калейдоскоп, когда внезапно (всегда внезапно) из одной хорошей локации вдруг ты попадаешь в неожиданно плохую – это то, на что уходило 90% энергии.

Энергии, которая изначально была у ребенка для роста и развития.

Для формирования его собственной личности.

И вот сейчас, когда наконец-то появилась возможность, ребенок вырос, пришло время собирать всю композицию заново.

Постоянное фоновое напряжение и страх, тревога от ожидания плохого (особенно, когда в реальности все хорошо) – оно корнями из пьяного безумного мира родителей.

Кусочек «хорошо» резко сменится гадостью,

И ты -ребенок обязан это как-то остановить, ведь «ты отвечаешь за состояние родителей, за их счастье и трезвость», а значит, это на твоих детских плечах лежит весь мир.

Очень тяжелая разрушительная ЛОЖЬ, в которую ребенок верит искренне.


Наша задача:

– собрать его (ребенка из прошлого) реальность (контекст) заново, чтобы можно было увидеть, что вот это все – это было НЕ про него, это было ВНЕ его границ,

– ощутить зону, границы своей ответственности (ну никак двойки и пятерки, самонаказание, хулиганство, болезни или попытки достичь совершенства) НЕ влияли на внешний контекст и внутренний мир и поведение родителей.

Это дает стабильность, уверенность и огромное облегчение.