Про близость и стыд

Свободный искренний спонтанный эмоциональный контакт одного человека с другим – это всегда про сокровенность, уникальность и трогательную беззащитность.

Пиковые моменты – роскошь человеческого общения.

Дети живут в мире, где их психологические защиты только формируются, а в роли буфера, изоляции для оголенных проводов детской души и амортизации служит защитное поле семьи.

Всей семьи.
И мощные щиты папы, и гибкие границы мамы, и ядерный гнев “а кто моего внучека обидел” бабушки, и сурово-гранитное слово деда…

И вот внутри поля семьи ребенок растет, мозг формируется, нейронные тропинки натаптываются, связи-связи-связи создаются и вырастает здоровый и счастливый взрослый человек.

А бывает так, что наоборот.

Поле семьи – как утро в фильме-катастрофе. Тревога хлещет. Битва за сухарь признания в разгаре.
Какая тут защита от внешних и чужих, тут свои-родные раздалбывают детскую психику так, что потом десяток психологов лет пятнадцать будут собирать по осколочкам.

И едва ли не самое гадкое – это высмеивание ребенка в моменты его максимальной близости и открытости.

Степень сакральной интимности запредельна.
Степень тупизма в глупом типа-юморе – большие стебутся над маленьким и слабым – понятна любому адекватному взрослому, но сносит в мелкие брызги искреннего и доверчивого, трогательного и ранимого ребенка.

Никогда нельзя быть слабым! – вот что решает тот, над чьей искренней доверчивой открытостью жестко посмеялись. Стыд невыносим.

  • Слабым – это каким?
  • Вот таким. Глупым…
  • ???
  • Наивным. Искренним. Доверчивым. Чистым.

А еще это гарантирует автоматический блок на любовь.
Любую причем.

Любовь – это близость.
А близость – это про стыд, боль и унижение.
Туда нельзя.

И вот нет кайфа от жизни, нет любви взаимной, нет вовлеченности ни в хобби, ни в дела, ни в дружбу.

Начало решения в том, что посмотреть и ПРИЗНАТЬ сам факт: да, боюсь близости до исступления и паники.
Быть близким – невыносимо, потому что вместо любви когда-то досталось унижение.

И, что очень важно, начать думать в сторону: так НЕ должно оставаться всегда. Я реально МОГУ исцелить свою детскую часть. Я МОГУ менять то, что когда-то решил для своей защиты.

Я уже вырос, я ВЗРОСЛЫЙ, и я могу понять, что не должен обрекать себя на холод, страх и страдание, из-за недружественных близких людей в прошлом, тех, что не смогли на детскую искренность откликнуться из любви, а плеснули собственной грязью.

Стыд тут не ребенка, это их отщепленный стыд. И его МОЖНО и нужно вернуть в своем внутреннем мире авторам. А себе вернуть право на близость и любовь, право на личное достоинство.

Да, сразу внутрь не зайдет. Сначала – просто подумать. Умом. А потом, потихоньку, шаг за шагом, беседа за беседой осознавать и прочувствовать:

близость – это всегда про любовь.

В искренности есть достоинство.