Ваша жизнь достаточно ценна, чтобы бороться за самого себя!

У детей, переживших в детстве длительное насилие, у детей алкоголиков (это про детство на вулкане) есть одна особенность — они привыкли винить в чужой агрессии и неадеквате самих себя.

Со всем последующим циклом: самонаказанием, саморазрушением и выпиливанием себя из вовлеченной жизни в реальности.

Тетя Маша творит дичь.
Может быть потому что она «беглец от психиатра», может быть у нее сегодня плохая карма с ПМС перепуталась, может быть у нее ломка, или выдался самый плохой день в году, может быть она разрешила себе агрессию впервые в жизни — мы не знаем.

Так вот, тетя Маша творит агрессивную дичь и разные люди реагируют по-разному.

Человек, детство которого прошло в созависимой деструктивной разрушительной семье, будет реагировать на агрессивную дичь тети Маши так, словно он виноват в ее злом неадеквате и должен немедленно все исправить и сделать ее благостно счастливой или как Добби и его сородичи заняться самоистязанием и самонаказанием.

Внутренний Садист у ребенка из деструктивной семьи мгновенно актуализируется на внешние проявления садистического (разрушительного и неадекватного характера).

Человек может уволиться с хорошей работы, где его ценят и уважают и где у него отлично все складывается, потому что вахтер на него злобно наорал и написал жалобу.

На здравый рациональный смысл такое действие кажется странным, но его делал не Здоровый Взрослый, его делал Беспомощный Раненный Ребенок внутри, который в ужасе, боли, чувстве вины и отчаянии бежал из опасного места от неадекватного агрессора.

А потом дверь в эмоционально заряженную память закрылась и человек недоумевает: а что вообще такое это было?

Ему хочется вернуться, он делает шаги, но тут же включаются блоки: никто из нас не захочет пойти туда, где боль, ярость, беспомощность, чувство вины, отчаяние и бессилие.

И так раз за разом. Он уходит из социальных контактов, он не борется и не защищает самого себя, потому что на эмоциональном уровне он сразу проваливается в чувство вины, отчаяние, бессилие и одиночество,
а на уровне идентичности он верит, что он :

1. беспомощный и маленький (это и правда так было в детстве)

2. не имеет право на адекватную защиту от «злых вахтеров», потому что «он виноват в том, что папа пьет и бьет»

3. уверен, что у него нет права на жизнь ( вот у той тете Маши в прорыве зла — есть, а у него — нету)

4. он должен стать каким-то идеальным (совершенным) и всесильным, чтобы сделать все так, чтобы «злая тетя Маша» (папа/мама в неадекватной агрессии) стали счастливы и только тогда ему можно будет выдохнуть и дать себе сухарик-другой поощрения.

На внешнем уровне человек может уходить в гиперкомпенсацию и очень активно биться «за всех хороших против всех плохих», но одновременно он будет продолжать разрушать себя, т.к. его базовые деструктивные установки требуют самонаказания.

Он может покорно «лечь и лежать», позволяя «бить» себя в идентичность, в самоуважение, теряя напрочь чувство собственного достоинства и объясняя себе необходимость терпеть тем, что он слабый и без агрессора не выживет, и вообще, он сам виноват и тут «кормят».

Он может избегать всех ситуаций и событий, где бродят зомби, то есть, люди в режиме «агрессивный садист в неадеквате».
А это примерно вся реальность.

Пока однажды, может быть в процессе длительной психотерапии, может быть читая разные статьи, он не начинает размышлять над простой и очевидной для многих идеей:

а почему, собственно говоря, я (простой живой обычный человек) НЕ ценен, а ценен и важен «злой садист-вахтер»?

Это начало исцеления и возвращения себе чувства безопасности на уровне личностной идентичности.

Правильно расставить приоритеты для себя самого внутри себя — это начало здоровой жизни, той, что детям адекватных родителей достается с самого начала, как дар любви и уважения,

той, что детям садистов, агрессивных алко и наркоголиков, психопатов и искалеченных в прошлом родителей приходится простраивать для себя самим, шаг за шагом, песчинка за песчинкой.

Доверие здравому смыслу и уважению к самому себе — вот те ценности, что важнее даже любви к себе.

Именно в чувство собственной ценности человека всегда бьют все садисты, любого ранга, цвета, масти и уровня развития.

У тех из нас, кто вырос на склоне действующего вулкана оно очень хрупкое, сразу бьется и ранит осколками и сомнениями до острой боли.

И можно и нужно помогать себе, исцелять себя, и учиться самоуважению у тех людей, чьи родители и учителя помогли создать здоровые сильные опоры, основы.

То, что позволяет распознавать «злую тетю Машу» и ее агрессию как то, что никак не связано с собственной личностной ценностью.

И если этот текст в чем-то откликнулся и был «про вас», то его смысл в том, что на метафорической работе, выбирая между собой и «злым вахтером» нужно учиться выбирать самого себя.

Потому что вы у себя есть.
И не вы причина того, что кто-то агрессивно разрушает других.

Ребенок никогда не бывает причиной того, что «папа/мама пьет/бьет», как бы сильно они эту мысль в него не вколачивали, как бы в нее не хотелось верить.

Вы важны. Ваша жизнь ценна. И она стоит того, чтобы бороться за самого себя.