Марина и туфельки. Из цикла Золушки за сорок

В десятом часу вечера Марина устроилась в углу кухни с ноутбуком, кофе и печеньками. Пачкой печенек. 450 г в упаковке.
И давайте сделаем вид, что мы не знаем сколько там калорий. Будем милосердны к чужой мечте о стройном и спортивном теле. Открыла фейсбук и отключилась.

Не было больше мучительных раздумий, где взять 38 тысяч рублей. Немедленно. Желательно, еще вчера.

Дочь устроила истерику. Ей нужны были туфельки.
Младшая кусала губы, ей тоже, наверное, нужны были туфельки, но молчала. Видела, как Марина дернулась.
Любимый муж, да, именно так!
Марина на своем девчачьем форуме постоянно писала, как она счастлива, потому что она – семейная, у нее муж есть, а не то, что у разных всяких там… некоторых.

Так вот, Любимый Муж участвовал в торгах, ему нужно было на ремонт двигателя пятнашку, а иначе «машина колом встанет, потом еще дороже выйдет».

Чтобы накормить голодных кукушат, жадно рвущих ее на части, Марине не хватало 38 тысяч рублей. Сегодня. И она не знала где их взять.

Семья ушла смотреть «мы не смотрим телек, мы висим в инсте и ютубике» и спать, а Марина устроилась в углу кухни с ноутбуком, кофе и печеньками. Пачкой печенек.

И вышла из реальности.

Она каждой измученной за день клеточкой слилась с Той-из-Интернета.

Смотрела фотки, дышала воздухом далекого города, чувствовала как ходит с ней в чуждых глазу локациях. Любовалась чужим любовником, у Той-из-Интернета постоянно разворачивались лав-стори и завидовала, завидовала, завидовала.
Та была очень успешна. Реально успешна.

Рассказывала всякое. Интересное. Про профессию. Про путешествия по миру. Про мужчин. Про жаркий секс. Про исступленную любовь и восхищение. Про трудности. Про горе.

Та-из-Интернета не жила, а горела. Хотя иногда и тонула.
А ведь была Марининой ровесницей.

Разбойница. Маленькая разбойница проживала свой сюжет. Ярко. В кожаных куртках, и пофиг на возраст и вес.
И Золушка-Марина смутно узнавала чужую сказку.

Три часа и почти кило мучной сладкой наркоты сгорели как и не было их вовсе.

Может и правда не было, потому что часы мигали про полвторого ночи, спина ныла и ноги отекли – это было.
А печенек, облегчения и радости – не было.

Марина потерла глаза, настороженно прислушалась к себе.

Тоска выла волком, убитая кухня была на месте, а от сравнения себя и Той-Из-Интернета, отчаяние становилось не заедаемым. Пришлось покурить.
Снова.
Третий раз за полчаса.

Марина прикрыла форточку, помахав рукой, видимо, сигаретный дым нуждался в намеке на направление – лети, друг, в холодный ночной воздух.

Что-то надо было делать.
Неужели придется идти сдаваться к …перед глазами возник Артемий Фролович, психиатр, взгляд спаниеля, волосы в хвост и надежда «а может он гей, так полегче даже не мечтать о нем»? и садиться на ады? А толку? Марина знала. Ады знали. И красавчик Артемий знал, что в ее случае лечить нужно душу и судьбу, с биохимией у нее порядок. Да и откуда деньги взять?

Субличность, вякнувшую насчет «нафиг туфли и мотор, займись собой, похороны им дороже обойдутся» она тут же устроила на гильотину и уверено жахнула – есть польза от просмотра современных сериалов с детальными подробностями гадостей и пыток.

Она снова вернулась к бумажке с расчетами и вопросу, как люди счастливо живут на 60 тысяч, когда ей 90 не хватает? Как?!
Как они все это делают?

В такие минуты Марине казалось, что другие люди знают какой-то секрет. Что-то, что ей никак не получается разгадать.

Она была главбухом. Муж не бухал и деньги тащил в дом. И она задолбалась жить в бедности и сводить хвосты.

На фирме хвосты сходились разными способами. Марина была хорошим главбухом.

В ее семейном бюджете дыры были самовоспроизводящимися.

Неужели и правда – к психологу и надолго? – Марина пристально посмотрела на мысль-еретика. Та стойко держалась и делала вид, что не видит какой шикарный костер ей нарисовала хозяйка.

К психологу? – Работать она не боялась, это она умела. Да и денег, лишь бы результат был, она выделить могла…

Только ведь бесполезно это все, не получится никак. Где она, Марина. И где Та-из-Интернета. Недостижимо. Никогда.

А какая же она! Та! Из! Интернета! Свободная! Куртка! В качалку ходит! Денег в достатке! Крутая! Делает что хочет! Работает адово – факт.

Так и Марина пашет как ослик на катании детей в День города.

Два ночи. Тело тяжелое. Голова гудит.
Злые осы вместо мыслей кусают и кусают. Жалко себя невыносимо.
Дочек жалко неимоверно.
Туфельки бы им… эх!

Муженька хочется накормить мухоморами, заставить хоть что-то решать самому, превратить в мужчину и заняться нормальным сексом, а не «три минуты – я не поняла что это сейчас было- а ну извини» или уткнуться носом в родное плечо, успокоиться, выдохнуть все трудности и суету и крепко уснуть. Четыре ночи уже, как никак.

На два часа, до веселого будильника:

– Цок-цок-цок!
– Мяу!
– Маааам, а ты рубашку не погладила?
– Марииин, а ты….
-Мааам….
– АААААА!!!!!

И странного на краю сознания:

А бабушка вставала в полпятого, и у нее было три коровы, овцы, куры, гуси, свиньи, дедушка, шесть внуков на выпасе и … как?!!! Как она это все могла?!!

Как Та-из-Интернета все может?!

И где взять сил, чтобы добрести до душа, проснуться, стукнувшись плечом об косяк, и найти хотя бы одну причину, чтобы протащить себя через очередной серый, тяжелый и бессмысленный день?

С одним светлым пятном впереди, когда будет только она, печеньки и Та-из-Интернета…в кожаной куртке, с парнем на десять лет моложе себя и историей очередного крутого успеха.